?

Log in

No account? Create an account

Епископ Олег Ведмеденко

© Познай себя, познай Бога в себе, и пребывай…

Категория: религия

Бог и есть – истина
Епископ (Олег Ведмеденко)
oleg_vedmedenko
Истина не в голове, истина в сердце. Бог и есть – истина…

(Епископ Олег Ведмеденко. "Духовный дневник" ) http://www.vedmedenko.org/blog.php


Время говорить
Епископ (Олег Ведмеденко)
oleg_vedmedenko
Воскресное Евангельское чтение.

Епископ Олег (Ведмеденко)

Время говорить

В седьмое воскресенье по Пятидесятнице читаем Евангелие от Матфея:

«Когда Иисус шел оттуда, за Ним следовали двое слепых и кричали: помилуй нас, Иисус, сын Давидов! Когда же Он пришел в дом, слепые приступили к Нему. И говорит им Иисус: веруете ли, что Я могу это сделать? Они говорят Ему: ей, Господи! Тогда Он коснулся глаз их и сказал: по вере вашей да будет вам. И открылись глаза их; и Иисус строго сказал им: смотрите, чтобы никто не узнал. А они, выйдя, разгласили о Нем по всей земле той.

Когда же те выходили, то привели к Нему человека немого бесноватого. И когда бес был изгнан, немой стал говорить. И народ, удивляясь, говорил: никогда не бывало такого явления в Израиле. А фарисеи говорили: Он изгоняет бесов силою князя бесовского.

И ходил Иисус по всем городам и селениям, уча в синагогах их, проповедуя Евангелие Царствия и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях» (От Матфея, 9 глава, 27-35 стихи).

Нам, служителям Нового Завета, понятно, что те исцеления, которые буквально происходили 2000 лет назад, были записаны в книгу прежде всего для того, чтобы мы взглянули на них духовными глазами, осветили чрез призму тех чудес нашу нынешнюю жизнь – жизнь каждого из нас в частности, а также общества и церкви в целом.

Кого Господь исцелял в первую очередь? Народ Израиля, народ Божий, народ веры. И если мы люди верующие то, соответственно, все написанное в отношении народа Израиля касается и Израиля духовного – нас с вами, наследников по благодати Христовой Авраама, Исаака и Иакова.

Посмотрим на себя глазами «служителей Нового Завета», и спросим себя: не напоминаем ли и мы зачастую тех двух слепцов? Не страдаем ли и мы духовной немотой, являющейся следствием бездуховности, на библейском языке – беснования?

Два слепца, о коих повествуется в Евангелии, символизируют собой духовную слепоту. Когда мы не просветлены светом истины, не видим дороги к духовному царству (читай – к счастью), то напоминаем тех двух слепцов. Двух потому, что счастье – это наиболее полное удовлетворение прежде всего духовных, но также и физических, материальных потребностей человека. Сегодня же как физическая, так и духовная сферы жизни человечества (которое, кстати, в подавляющем большинстве своем является номинально верующим, официально относится к той или иной конфессии) – находятся в слепоте.

Сия духовная слепота особенно остро проявляется именно в современном духовном Израиле – в нынешней номинальной церкви, церкви последнего периода, изображенной в книге Откровения святому апостолу Иоанну Богослову в образе Лаодикийской церкви – последней из семи церквей (см. Откровение, 3.14-22). В частности в 17-18 стихах данной главы сказано: «Ибо ты говоришь: “я богат, разбогател, и не в чём не имею нужды (здесь богат на веру, на видение истины, на понимание воли Божьей. – Авт.); а не знаешь, что ты несчастен и жалок, и нищ, и слеп, и наг…» Каждая конфессия сегодня высокопарно провозглашает свою монополию на истину в последней инстанции, каждая ставит свои догматы (на греческом «догмат» – определение истины) на первое место, с презрением поглядывая на других; каждая призывает: «Придите к нам, мы научим вас истине!» Но сами будучи слепцами не понимают, что правда заключается в смирении и любви; что истина – в одном слове: «Возлюби!» И кто не имеет этой любви, кто не прозрел – тот обречен брести позади Христа и взывать: «Господи, помилуй!», «Боже, будь милостив к нам!», «Смилуйся над нами, Сыне Давидов!..»

Что хотите от Господа, о род неверный и развращенный? Что вам еще дать? – спрашивает Господь. Я отдал за вас самое дорогое – Свою жизнь, умерев за вас на кресте. «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Евангелие от Иоанна, 3.16). «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (От Иоанна 17.3). Вместо того чтобы кричать как слепцы – войдем в дом сердца своего вместе с Иисусом, откроем двери сердец наших, содеяв их храмами Божьими (см. Первое послание апостола Павла Коринфянам, 3.16). Ибо стоит Господь под дверью сердец наших и стучит: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему...» (Откровение, 3.20). Сделаем свой дом, сердца свои, домом Господним (см. От Матфея, 9.28), и по вере нашей будет нам. И глаза откроются нам: «И познаем истину, и истина сделает нас свободными» (От Иоанна, 8.32). И перестанем быть слепцами, которых ведут слепые поводыри, и не упадем вместе с ними в яму (см. От Матфея, 15.14).

Родной сестрой духовной слепоты является духовная немота. Именно об этой немоте, происходящей от духовного беснования, от внутренней бездуховности, повествуют 32-34 стихи Евангелия от Матфея. Кто же тот «человек немой», которого необходимо привести ко Христу, к Богу-Слову, к Слову Божьему, дабы он наконец заговорил? Кто тот несчастный, которому бес бездуховности заградил уста? Это всё тот же еле теплый религиозный мир, который гордится своим богатством, но не владеет главной ценностью – прежде всего первородным, духовным Словом. «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог…» (От Иоанна, 1.1). Не владеет потому, что не знает. А не знает потому, что не хочет знать как фарисей, которому дороже его “лисья нора” обрядоверия. «Смотрит и не видит, слушает и не разумеет», а следовательно и не воспринимает слова Божьего по духу, и не проповедует надлежащим образом как книжник, коему милее родное “птичье гнездо” догматизма. Мнит, будто бы знает, а на самом деле находится под действием заблуждения, и со всяким неправедным обольщением погибает за то, что «они не приняли любви истинны для своего спасения» (Второе послание Фессалоникийцам, 2.1-12).

«Если бы знали вы, что значит: “милости хочу, а не жертвы», – изрекает Христос фарисеям от религии (см. От Матфея, 12.7). Милосердия и богопознания – вот чего на самом деле ждет от нас Господь, вот что должно лежать на сердце каждого, называющего себя христианином. Милосердие и богопознание – именно об этом должны бы изъяснять духовные пастыри, «ибо уста священника должны хранить ведение, и закона ищут от уст его, потому что он вестник Господа Саваофа» (Книга пророка Малахии, 2.7), и «от избытка сердца говорят уста» (От Матфея, 12.34). Об этом должен кричать пророк Иона в духовной Ниневии мира сего...

Но молчит «человек немой». Мертвая тишина бездуховности властвует в детских садах, школах, высших учебных заведениях. Радио- и телеэфир наводнили секс, насилие и корыстолюбие. Книжные полки прогибаются от кроваво-эротического чтива. Учебник по магии приобрести легче, чем «Добротолюбие» или произведения Григория Богослова, Григория Нисского, Василия Великого, Оригена, Кирилла Александрийского, Григория Сковороды. Газеты все более «желтеют» от погони за сомнительными сенсациями: рейтинг, людям нравится... Даже в храмах – центрах духовности – для проповеди Слова Божьего отводится минимум времени.

Разве можно назвать богопознанием пятиминутную проповедь во время литургии единожды в неделю? Разве не является свидетельством духовной немоты отсутствие в церковных приходах воскресных школ для детей и библейских курсов для взрослых? Разве внешнее выполнение обрядов, символики которых в большинстве своем ни священники, ни миряне не понимают, не превратилось в общение немого «на жестах»? Где церковная дисциплина первых христиан? Где голос пастырей, призванных «вязать и решить»? Не пора ли уже открывать уста?!

«Взывай громко, не удерживайся; возвысь голос твой, подобно трубе, и укажи народу Моему на беззаконие его...» (Исаии, 58.1).

«Время говорить...» (Екклесиаст, 3.7)


[Из книги "Ключ Давидов" (епископ Олег Ведмеденко).
Книга в электронном виде здесь: http://www.vedmedenko.org/books.php ]


Это – православие
Епископ (Олег Ведмеденко)
oleg_vedmedenko
«Возлюби убожеские ризы в одеянии твоем, дабы уничтожить возникающие в тебе помышления. Ибо любящий блеск не может стяжать смиренного помышления, потому что сердце внутри принимает образ, подобный внешним образам» (Преподобный Исаак Сирин).
«Пусть лучше признают тебя невеждою по малому твоему сведению в том, как вести споры, нежели мудрым по бесстыдству. Учащих противному обличай силою добродетелей твоих, а не убедительностью слов. Кротостью и тихостью уст своих заграждай уста и заставляй молчать бесстыдство непокоряющихся истине. Невоздержанных обличай благородством твоего жития» (Преподобный Исаак Сирин).
«Упование мое – Отец, прибежище мое – Сын, покров мой – Дух Святый; Троице Святая, слава Тебе!..» (Молитва преподобного Иоанникия Великого).
Это – православие...

(Епископ Олег Ведмеденко. "Духовный дневник" ) http://www.vedmedenko.org/blog.php


Молитва на каждый день
Епископ (Олег Ведмеденко)
oleg_vedmedenko
«Боже, прости меня; Боже, веди меня; Боже, вразуми меня; Боже, укрепи меня; Боже, защити меня; Боже, спаси меня. Слава Тебе Боже наш, слава Тебе!..» Молитва на каждый день...

(Епископ Олег Ведмеденко. "Духовный дневник" ) http://www.vedmedenko.org/blog.php


У нас нет платы за молитву
Епископ (Олег Ведмеденко)
oleg_vedmedenko
У нас нет платы за молитву («рекомендуемые пожертвования» и проч.) – пожертвования вполне добровольные. В храме стоят ящики для даяний, и каждый благословляет, сколько считает возможным. То же касается и церковных треб...
«Больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили, даром давайте» (Матф.10:8).
«Наставляемый словом, делись всяким добром с наставляющим» (Гал.6:6).
«Вот моё защищение против осуждающих меня. Или мы не имеем власти есть и пить?.. Или один я и Варнава не имеем власти не работать? Какой воин служит когда-либо на своём содержании? Кто, насадив виноград, не ест плодов его? Кто, пася стадо, не ест молока от стада? По человеческому ли только рассуждению я это говорю? Не то же ли говорит и закон? Ибо в Моисеевом законе написано: “не заграждай рта у вола молотящего”. О волах ли печётся Бог? Или, конечно, для нас говорится? Так, для нас это написано... Если мы посеяли в вас духовное, велико ли то, если пожнём у вас телесное? Если другие имеют у вас власть, не паче ли мы?.. Разве не знаете, что священнодействующие питаются от святилища? что служащие жертвеннику берут долю от жертвенника? Так и Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования» (1Кор. 9.3-14).
«Принесите все десятины в дом хранилища, чтобы в доме Моем была пища, и хотя в этом испытайте Меня, говорит Господь Саваоф: не открою ли Я для вас отверстий небесных и не изолью ли на вас благословения до избытка?» (Мал.3:10).
«Давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше; ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам...» (Лук.6:38)

На тему церковной десятины - см. мою статью "О десятине" на http://vedmedenko.org/statti.php?num=38 , также видеолекцию "О десятине. Церковь и деньги" на http://youtu.be/D81FUwQnMc4




Епископ Олег (Ведмеденко). "Моя реальность – благодать" (ВИДЕО)
Епископ (Олег Ведмеденко)
oleg_vedmedenko
Епископ Олег (Ведмеденко). "Моя реальность – благодать" (ВИДЕО): https://youtu.be/N89iwwYYIIc

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Лекции и проповеди епископа Олега (Ведмеденко) смотрите на сайте Библейской школы: http://www.vedmedenko.org/

Приглашаем на нашу страничку "ПОДДЕРЖАТЬ СЛУЖЕНИЕ". Открыт карточный счет. Спасибо за сослужение: http://www.vedmedenko.org/help.php


«Ибо Я милости хочу, а не жертвы…»
Епископ (Олег Ведмеденко)
oleg_vedmedenko
«Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и боговедения более, нежели всесожжений» (Ос.6:6). Начало милости – смирение; начало смирения – покаяние…

(Епископ Олег Ведмеденко. "Духовный дневник" ) http://www.vedmedenko.org/blog.php


Герман Гессе. «Степной волк»
Епископ (Олег Ведмеденко)
oleg_vedmedenko
Гермина нежно посмотрела мне в глаза – тем темным взглядом, что иногда появлялся у нее так внезапно. Великолепные, страшные глаза! Медленно, подбирая каждое слово отдельно, она сказала, сказала так тихо, что я должен был напрячься, чтобы это расслышать:

– Сегодня я хочу сказать тебе кое-что, нечто такое, что давно знаю, да и ты это уже знаешь, но еще, может быть, себе не сказал. Я скажу тебе сейчас, что я знаю о себе и о тебе, и про нашу судьбу. Ты, Гарри, был художником и мыслителем, человеком, исполненным радости и веры, ты всегда стремился к великому и вечному, никогда не довольствовался красивым и малым. Но чем больше будила тебя жизнь, чем больше возвращала она тебя к тебе самому, тем больше становилась твоя беда, тем глубже, по самое горло, погружался ты в страданье, страх и отчаянье, и все то прекрасное и святое, что ты когда-то знал, любил, чтил, вся твоя прежняя вера в людей и в наше высокое назначенье – все это нисколько не помогло тебе, потеряло цену, разбилось вдребезги. Твоей вере стало нечем дышать. А удушье – жесткая разновидность смерти. Это правильно, Гарри? Это действительно твоя судьба?

Я кивал, кивал, кивал головой.

– У тебя было какое-то представление о жизни, была какая-то вера, какая-то задача, ты был готов к подвигам, страданьям и жертвам – а потом ты постепенно увидел, что мир не требует от тебя никаких подвигов, жертв и всякого такого, что жизнь – это не величественная поэма с героическими ролями и всяким таким, а мещанская комната, где вполне довольствуются едой и питьем, кофе и вязаньем чулка, игрой в тарок и радиомузыкой. А кому нужно, и кто носит в себе другое, нечто героическое и прекрасное, почтенье к великим поэтам или почтенье к святым, тот дурак и донкихот. Вот так. И со мной было то же самое, друг мой! Я была девочкой с хорошими задатками, созданной для того, чтобы жить по высокому образцу, предъявлять к себе высокие требованья, выполнять достойные задачи. Я могла взять на себя большой жребий, быть женой короля, возлюбленной революционера, сестрой гения, матерью мученика. А жизнь только и позволила мне стать куртизанкой более или менее хорошего вкуса, да и это далось мне с великим трудом! Вот как случилось со мной. Одно время я была безутешна и долго искала вину в самой себе. Ведь жизнь, думала я, в общем-то всегда права, и если жизнь посмеялась над моими мечтаньями, значит, думала я, мои мечты были глупы, неправы. Но это не помогало. А поскольку у меня были хорошие глаза и уши, да и некоторое любопытство тоже, я стала присматриваться к так называемой жизни, к своим знакомым и соседям, к более чем пяти десяткам людей и судеб, и тут я увидела, Гарри: мои мечты были правы, тысячу раз правы, так же, как и твои. А жизнь, а действительность была неправа. Если такой женщине, как я, оставалось либо убого и бессмысленно стареть за пишущей машинкой на службе у какого-нибудь добытчика денег, или ради его денег выйти за него замуж, либо стать чем-то вроде проститутки, то это было так же неправильно, как и то, что такой человек, как ты, должен в одиночестве, в робости, в отчаянье хвататься за бритву. Моя беда была, может быть, более материальной и моральной, твоя – более духовной, но путь был один и тот же. Думаешь, мне непонятны твой страх перед фокстротом, твое отвращенье к барам и танцзалам, твоя брезгливая неприязнь к джазовой музыке и ко всей этой ерунде? Нет, – они мне слишком понятны, и точно так же понятны твое отвращенье к политике, твоя печаль по поводу болтовни и безответственной возни партий, прессы, твое отчаянье по поводу войны – и той, что была, и той, что будет, по поводу нынешней манеры думать, читать, строить, делать музыку, праздновать праздники, получать образование! Ты прав. Степной волк, тысячу раз прав, и все же тебе не миновать гибели. Ты слишком требователен и голоден для этого простого, ленивого, непритязательного сегодняшнего мира; он отбросит тебя, у тебя на одно измерение больше, чем ему нужно. Кто хочет сегодня жить и радоваться жизни, тому нельзя быть таким человеком, как ты и я. Кто требует вместо пиликанья – музыки, вместо удовольствия – радости, вместо баловства – настоящей страсти, для того этот славный наш мир – не родина…

Она потупила взгляд и задумалась.

– Гермина, – воскликнул я с нежностью, – сестpa, какие хорошие у тебя глаза! И все-таки ты обучила меня фокстроту! Но как это понимать, что такие люди, как мы, с одним лишним измерением, не могут здесь жить? В чем тут дело? Это лишь в наше время так? Или это всегда было?

– Не знаю. К чести мира готова предположить, что все дело лишь в нашем времени, что это только болезнь, только нынешняя беда. Вожди рьяно и успешно работают на новую войну, а мы тем временем танцуем фокстрот, зарабатываем деньги и едим шоколадки – ведь в такое время мир должен выглядеть скромно. Будем надеяться, что другие времена были лучше и опять будут лучше, богаче, шире, глубже. Но нам это не поможет. И, может быть, так всегда было…

– Всегда так, как сегодня? Всегда мир только для политиков, спекулянтов, лакеев и кутил, а людям нечем дышать?

– Ну да, я этого не знаю, никто этого не знает. Да и не все ли равно? Но я, друг мой, думаю сейчас о твоем любимце, о котором ты мне иногда рассказывал и читал письма, о Моцарте. А как было с ним? Кто в его времена правил миром, снимал пенки, задавал тон и имел какой-то вес – Моцарт или дельцы, Моцарт или плоские людишки? А как он умер и как похоронен? И наверно, думается мне, так было и будет всегда, и то, что они там в школах называют «всемирной историей», которую полагается для образования учить наизусть, все эти герои, гении, великие подвиги и чувства – все это просто ложь, придуманная школьными учителями для образовательных целей и для того, чтобы чем-то занять детей в определенные годы. Всегда так было и всегда так будет, что время и мир, деньги и власть принадлежат мелким и плоским, а другим, действительно людям, ничего не принадлежит. Ничего, кроме смерти.

– И ничего больше?

– Нет, еще вечность.

– Ты имеешь в виду имя, славу в потомстве?

– Нет, волчонок, не славу – разве она чего-то стоит? И неужели ты думаешь, что все действительно настоящие и в полном смысле слова люди прославились и известны потомству?

– Нет, конечно.

– Ну, вот, значит, не славу! Слава существует лишь так, для образования, это забота школьных учителей. Не славу, о нет! А то, что я называю вечностью. Верующие называют это Царством Божьим. Мне думается, мы, люди, мы все, более требовательные, знающие тоску, наделенные одним лишним измерением, мы и вовсе не могли бы жить, если бы, кроме воздуха этого мира, не было для дыханья еще и другого воздуха, если бы, кроме времени, не существовало еще и вечности, а она-то и есть царство истинного. В нее входят музыка Моцарта и стихи твоих великих поэтов, в нее входят святые, творившие чудеса, претерпевшие мученическую смерть и давшие людям великий пример. Но точно так же входит в вечность образ каждого, настоящего подвига, сила каждого настоящего чувства, даже если никто не знает о них, не видит их, не запишет и не сохранит для потомства. В вечности нет потомства, а есть только современники.

– Ты права, – сказал я.

– Верующие, – продолжала она задумчиво, – знали об этом все-таки больше других. Поэтому они установили святых и то, что они называют «ликом святых». Святые – это по-настоящему люди, младшие братья Спасителя. На пути к ним мы находимся всю свою жизнь, нас ведет к ним каждое доброе дело, каждая смелая мысль, каждая любовь. Лик святых – в прежние времена художники изображали его на золотом небосводе, лучезарном, прекрасном, исполненном мира, – он и есть то, что я раньше назвала «вечностью». Это царство по ту сторону времени и видимости. Там наше место, там наша родина, туда, Степной волк, устремляется наше сердце, и потому мы тоскуем по смерти. Там ты снова найдешь своего Гёте, и своего Новалиса, и Моцарта, а я своих святых, Христофора, Филиппо Нери – всех. Есть много святых, которые сначала были закоренелыми грешниками, грех тоже может быть путем к святости, грех и порок. Ты будешь смеяться, но я часто думаю, что, может быть, и мой друг Пабло – скрытый святой. Ах, Гарри, нам надо продраться через столько грязи и вздора, чтобы прийти домой! И у нас нет никого, кто бы повел нас, единственный наш вожатый – это тоска по дому.

Последние свои слова она произнесла опять еле слышно, и в комнате наступила мирная тишина, солнце садилось, и золотые литеры на многих корешках моих книг мерцали в его лучах…

© Герман Гессе. «Степной волк»


Библейская школа духовного совершенствования епископа Олега (Ведмеденко). Раздел "КНИГИ"
Епископ (Олег Ведмеденко)
oleg_vedmedenko
Библейская школа духовного совершенствования епископа Олега (Ведмеденко). Раздел "КНИГИ": http://www.vedmedenko.org/books.php

Приглашаем всех, кто ищет правды Божией. Мира и радости во Святом Духе...


Так сказал Господь Бог
Епископ (Олег Ведмеденко)
oleg_vedmedenko
Так сказал Господь Бог. Простите…
«Я пал на лице свое (отсек волю свою), и слышал глас Глаголющего, и Он сказал мне: сын человеческий! стань на ноги твои (укрепись в сердце твоем), и Я буду говорить с тобою.
И когда Он говорил мне, вошел в меня Дух и поставил меня на ноги мои, и я слышал Говорящего мне.
И Он сказал мне: сын человеческий! Я посылаю тебя к сынам Израилевым (к церкви, к народу веры), к людям непокорным, которые возмутились против Меня (против смирения, против истины, против благодати); они и отцы их изменники предо Мною до сего самого дня (и до сегодня).
И эти сыны с огрубелым лицем (волей) и с жестоким сердцем; к ним Я посылаю тебя, и ты скажешь им: “так говорит Господь Бог!” Будут ли они слушать, или не будут, ибо они мятежный дом; но пусть знают, что был пророк среди них («пророк» – тот, кто прорекает истину).
А ты, сын человеческий, не бойся их и не бойся речей их, если они волчцами и тернами будут для тебя («волчцы и терны» – дух насилия и корысти), и ты будешь жить у скорпионов (символ подлости и лжи: «хвост» – это лжепророк); не бойся речей их и не страшись лица (вида) их (дерзкого, агрессивного), ибо они мятежный дом; и говори им слова Мои, будут ли они слушать, или не будут, ибо они упрямы (горды, своевольны).
Ты же, сын человеческий, слушай, что Я буду говорить тебе; не будь упрям, как этот мятежный дом; открой уста твои и съешь (познай, прими в себя), что Я дам тебе.
И увидел я, и вот, рука простерта ко мне, и вот, в ней книжный свиток (знание, слово, библия).
И Он развернул его передо мною, и вот, свиток исписан был внутри и снаружи (дух и буква писания, сокровенный и зримый его смысл), и написано на нем: “плач, и стон, и горе” (скорбь)…» (Иез.2:1-10)

(Епископ Олег Ведмеденко. "Духовный дневник" ) http://www.vedmedenko.org/blog.php